..::Children of the darkness::..

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ..::Children of the darkness::.. » ♠Квартиры жителей города » Квартира Сениора


Квартира Сениора

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Небольшая квартира, состоит из зала (большой комнаты), непосредственно комнаты, в которой спит Сениор (маленькой комнаты), ванной комнаты, кухни и туалета.
В комнате Сениора имеется кровать, возле неё стоит тумбочка, на которой обычно лежат книги, мобильный телефон оставляется там же, иногда там валяются деньги. Вампир не особо следит за порядком.
Есть письменный стол, пара стульев и кресло, стоящее у стола. На столе стоит лампа, лежит куча тетрадей, ручки, линейки, какие-то книги, коробки с дисками, иногда сами диски беспорядочно разброшены по всему столу.
Неподалёку стоит компьютерный столик, на нём монитор и системный блок - все в пыли, которая долгое время не протирается. На этом столике можно обнаружить так же наушники. Рядом стоит маленький шкафчик доверху набитый видеокассетами и дисками.
На стульях висит мятая одежда.
Напротив кровати стоит нерабочий холодильник. Лет сто наверно стоит. На нём красуется пыльный старый телевизор. Работает, как ни странно. Только плохо. В целом в этой комнате нет ничего интересного или особо опасного.
В зале есть диван, большой плазменный телевизор, зеркало в полный рост, большое кресло и пианино. Тоже ничего интересного.
На кухне всё как у людей, не больше, ни меньше. Тоже касается туалетной и ванной комнаты.

Продолжение игры. Начало в Центральном парке.

Сениор понял, что словами Кибу в сознание не привести. Благо, они находились не далеко от дома вампира. Только вот как перетащить волка на четвёртый этаж? Сениор покосился на лежавший рядом велосипед. Двухколёсный зверь сейчас не мог ему помочь. Вампир глубоко вздохнул, кое-как перевернул парня спиной к себе и потащил к подъезду. Впервые в жизни Сениор пожалел, что он сканер, а не натренированный телохранитель. Тут ему в голову пришла поистине безумная мысль: а что если помочь себе своими же способностями? Это будет стоить много сил, но не напрасно. Сениор посадил Кибу на землю. Тот будет явно не доволен, увидев свою одежду после всех этих дел. Но что поделать?
Сениор сел на землю, закрыл глаза. Он представлял себе себя, тщательно вырисовывая воображением свою копию. Сгусток энергии медленно покинул тело вампира и образовал его подобие. Несколько минут они просуществуют вместе, затем материальная иллюзия исчезнет. Хватило бы сил. Оба Сениора одновременно поднялись. Один был пустым и серым, не живой игрушкой, призванной хозяином. Другой был бледен и вял. Он отдал много сил на сотворение себя. Мальчишки взяли Кибу с разных сторон: один за руки, другой за ноги. Подняли и понесли. Четыре этажа были успешно преодолены, и к тому времени иллюзия исчезла. Всё было бы намного легче, будь бы Сениор чуть-чуть посильнее. Хорошо, что никого не было поблизости. Достав из кармана ключ, вампир открыл дверь и, затащив Кибу внутрь, тут же осел на пол.
Во дела...
Немного отдышавшись, Сениор продолжил своё занятие. Ему оставалось всего ничего - перетащить волка на диван. По сравнению с тем, что он уже проделал, это были пустяки. Справившись с этим, Сениор умчался в ванную комнату.

0

2

Для волка было одно единственное счастье – он более ничего не чувствовал. Этот обморок был по истине дарованием милостивых Небес. В прочем, нет, все-таки боль он чувствовал даже в своеобразном сне, но только в качестве одного из атрибутов этого сна. Может поэтому лицо его не смотря ни на что таки отражало гримасу какой-никакой, но боли. Остальное же оставалось для Кибы чем-то очень далеким и его не касающимся. Не знал он о том, как его тянули по земле, не знал и о том, каких усилий стоило Сениору его все же дотащить до квартиры. Даже будучи отменным сканером, он не ощущал никаких волнений «психо-кинетической» энергии, которые бы сигнализировали массированное использование новым знакомым его способностей. Однако, вместо всего этого волкодлаку причудилось, что Сениор – вампир и с ожесточением прокусывает ему сонную артерию в своей естественной жажде утолить голод. На удивление, парня ни капли не испугало и не обескуражило это видение, более того, отреагировал на него он предельно спокойно, словно знал, что так оно и есть, что все происходившее – в порядке веще и не требует каких-то объяснений или сомнений, точно так же как и осуждения. Но отголоски двух образов быстро выветрились из его сознания, оставляя по себе лишь смутную уверенность в истинной природе недавно обретенного собеседника.
А вот мягкость и удобность дивана Киба оценил, даже будучи без сознания. Ощутив, что ребрам наконец уютно и спине нет причин ныть, волк неспешно перевернулся на бок и свернулся калачиком (по мере возможности, естественно), подтягивая обе руки к груди.

0

3

Первым делом Сениор включил воду и, схватив мыло, стал с огромным энтузиазмом намыливать им руки. И делал он это вовсе не из-за брезгливости. Все эти действия были давно автоматизированы. Каждый раз, перенервничав, вампир шёл в ванную комнату, брал в руки мыло, и смыливал его до тех пор, пока от кусочка ничего не оставалось. Только тогда он приходил в себя. На этот раз это не заняло много времени.
Выйдя, Сениор прислонился спиной к стене, и какое-то время просто стоял не двигаясь, с выражением полного отсутствия, затем медленно осел на пол. Спустя минуту на глазах парня уже блестели слёзы. Вампир пришёл в полное отчаяние. Ослабший, напуганный, он был абсолютно беспомощен в собственном доме, наедине с волкодлаком. Не имея ни малейшего понятия, что следует делать в таких ситуациях, сейчас он просто сидел на полу и плакал.
Наконец, когда смятение Сениора было вывернуто наружу в виде слёз, он решился встать и пройти в комнату, где оставил своего знакомого. Увидев того, свернувшегося калачиком, вампир невольно улыбнулся. Казалось, Киба просто спит. Сениор и сам часто засыпал в такой позе, а потому слегка приободрился. Слабая надежда, что всё ещё будет хорошо, немного успокоила его.
Сениор молча смотрел на волка. Тишина царила в комнате, и, похоже, никто не собирался её нарушать. Но чем больше вампир смотрел на спящего, тем сильнее становилось ощущение, что что-то должно произойти. Чего-то сейчас явно не хватало парню. В голове пустота, нет ни мыслей, ни желаний. Тишина угнетает. Вампир подошёл к дивану, склонился над Кибой. В его глазах застыло удивление и непонимание. Сениор сейчас не осознавал своих желаний. Что он делает? Зачем? Взгляд остановился на шее волка. И тут только Сениор понял, к чему призывает его инстинкт. Сильное возмущение обожгло его изнутри: как может зверь так легко и незаметно управлять его телом? Твёрдо решив не позволять ему этого, Сениор тут же отвернулся. Но не тут то было. Его неудержимо тянуло к столь доступному сейчас лакомству. Сила, куда более серьёзная, чем простое убеждение, развернула вампира к жертве, которой стал Киба уже с той самой минуты, как оказался в этой квартире. И ничто не могло предотвратить то, что должно было случиться. И всё же сопротивление Сениора кое-в-чём-таки победило: не посмев коснуться шеи, вампир осторожно развернул парня к себе и взял его руку. Привычка ли, или просто нежелание совершать ужасную ошибку, но он впился клыками только в запястье. Тёплая кровь, попав внутрь, сразу начала приятно греть. Но это ощущение быстро сменилось жутким колотуном в груди. Закончив своё кровавое дело, вампир посмотрел на след, который оставил. Даже если Киба, очнувшись, ничего не почувствует, ему будет достаточно лишь взглянуть на руку, чтобы всё понять. А тогда... Сениор ошеломлённо смотрел в лицо волку. Страх, казалось, поселился в нём, забравшись во все уголки. Теперь то он пожалеет о содеянном, причём пожалеет ни раз, и очень сильно. Но как мог он помешать зверю? Недавно мокрые глаза вновь увлажнились. Но он не двинулся с места. Будь что будет...

0

4

Казалось бы, можно восхвалять силы небесные за такую радость, как обморок, ибо Киба где-то там, на задворках сна чувствовал, что медленно, однако же, возвращается к норме. Конечно же, до этой самой нормы ему было далеко-далеко, но и то уже было что-то. В прочем, как того и следовало ожидать, все хорошее оказалось на самом деле далеко не таким оптимистичным, каким его хотелось бы видеть. Волкодлак хоть и не чувствовал, что его куда-то поворачивают и кусают, но смутное ощущение непорядка и даже подозрительной, призрачной боли в руке все-таки было с ним. Это вызвало точно такую же реакцию, как и виденный им ранее сон, то есть никакую. Будучи без сознания, Киба вообще на все реагировал заторможено, что бы ему не чудилось.
В реальности же, волк вел себя немного по-другому. Как только запястье его прокусили, пальцы судорожно сжались, а на лице появился истинно волчий оскал, пусть и не ярко выраженный. В остальном, парень остался все тем же непоколебимым флегматиком, валящимся на подобие тряпки.
Просыпаться он пока не имел достаточно сил, потому оставался в прежнем положении. Выражение же лица приобрело недавно спокойность и умиротворенность, столь схожую с тем выражением, которое обычно застывает на трупах. От последнего, его, пожалуй, отличала лишь рефлекторно дрожащая рука с кровоточащим запястьем.

0

5

Похоже, он всё это чувствует, даже находясь в "отключке". Об этом не сложно было догадаться. Сениор успел заметить тот мимолётный пугающий оскал. Внезапно страх сменился любопытством. Как часто тебе представляется шанс разглядеть вблизи представителя другого вида? Сениор вновь глянул на руку волкодлака. Вроде бы ничего сверхъестественного. Обычные человеческие пальцы с ногтями, а не когтями, как можно было вообразить. Сжаты не то рефлексивно, не то интуитивно. Волк ещё не очнулся, но вампира ни на минуту не покидали мысли о грядущей расправе. Может, обездвижить его? Сениор, ты жалкий трус. Так сложно ответить за свои действия? Он протянул руку к губам Кибы. Видел бы меня кто сейчас. Одним движением коснулся губы и приподнял её вверх. Я думаю, этого он бы мне не простил однозначно. Не ухудшай своего положения, Сениор, остановись, пока не поздно! Такое любопытство ни к чему хорошему не приведёт! Но и на этот раз остановиться не получилось. Пальцы скользнули по клыкам волкодлака. Всё, хватит! Пока прекратить это безобразие! Решительно убрав руку, Сениор отскочил от дивана. Вновь метнулся в ванную комнату, намочил там полотенце, вернулся обратно, с полотенцем в руках. На лице его появилась хитрая улыбочка. Будто парень задумал какую-то шалость. Похоже, так оно и было. Подойдя к дивану, он поднял мокрое полотенце над лицом Кибы и... выжал его...

0

6

Киба по-прежнему был не в сознании, и по-прежнему не ощущал толком ничего из всего того, что творилось в реальном измерении. Правда, стоит сказать, что вампир был прав, и узнай о его поступке волк, он бы его обязательно изрядно поколотил, если бы, конечно, имел на это силы. Вот только последних все еще не было, да и то, что у него пили кровь так же потянуло за собой кое-какие последствия вроде слабости. Да и стоило бы только парню проснуться, как он сразу же пожелал бы смерти из-за жуткой, так и не прошедшей головной боли. В прочем, сейчас волкодлак беспечно позволял себе и дальше валятся без чувств. Вот только кое-кому другому это не понравился и этот некто решил нарушить «сон» волка. Холодные, назойливые капли подействовали не сразу, но стоило телу понять, что происходит, как Киба тут же начал продирать глаза, что у него если и получалось, то с большим трудом. В конечном результате он таки открыл привычно мутные и неживые глаза, уставившись взглядом куда-то в потолок. В оцепенении прошло еще пару минут и волк резко подорвался на диване, мало не взвыв от боли, но при этом умудряясь засыпать Сениора целой кучей вопросов, озвученных надрывистым, нервным голосом:
- Где я? Как я здесь оказался?! Что Вы сделали?

0

7

Сениор отскочил от дивана и стал быстро пятиться к двери с мокрым полотенцем в руках. При этом он не отводил испуганного взгляда от Кибы. Что делать сейчас? Соврать? Придумать чушь? Попытаться сбежать от ответственности? Все эти варианты могли повлечь за собой ещё более печальные последствия. Но Сениор был слишком напуган, чтобы полностью осознать это.
- Я... я... укусил.
При этом он указал пальцем на окно и изобразил сильное удивление.
- Там!
Глупая детская уловка, чтобы отвлечь внимание и выиграть хотя бы несколько секунд. Надеясь, что она сработает, Сениор быстро развернулся к двери. Пихнув дверь, вампир выскочил в коридор, из него в большую комнату, из комнаты на балкон. И остановился. Что я такое делаю? На балконе стоял старый, полуразвалившийся пустой шкаф. Надо было срочно решить - спрыгнуть с четвёртого этажа, или спрятаться в шкафу, притворившись, что тебя нет? Не долго думая, Сениор нырнул в шкаф, при этом тот сильно затрещал, протестуя против такой наглости. Устроившись более-менее удобно, Сениор хотел уже изобразить своё отсутствие в квартире, но какое-то чувство не дало ему это сделать. Ему было и стыдно и страшно. Переполненый желанием исправить ситуацию, он ещё больше убеждался в своей беспомощности. Хотелось кричать, умолять о чём-то. Не сумев себя сдержать, вампир жалобно, но достаточно громко, чтобы можно было услышать в другой комнате, проскулил:
- Пожалуйста, прости меня! Я этого не хотел, клянусь! Так случайно получилось!
В голосе слышны были нотки отчаяния и страха. Вылезать из укрытия сейчас было бы не безопасно, к тому же, Сениор не решился бы сейчас выйти и посмотреть волкодлаку в глаза. Вновь встретиться с тем ужасным взглядом казалось вампиру невыносимой мукой. После первого раза он едва пришёл в себя, а что будет после второго? Конечно, надеяться на то, что Киба его не найдёт, было бы тоже глупо, так как найти балкон даже в незнакомом месте достаточно просто, особенно если учесть, что в квартире всего две комнаты, кухня и туалет.
Сениор замолчал. Теперь он прислушивался, ожидая услышать шаги, но пока слышал только стук своего сердца.

0

8

Что??! Уку..сил… Он меня укусил?!
Глаза волкодлака моментально расширились, а вот зрачки при этом значительно сузились, почти до еле заметной щелки. Как так?
Он быстро вскочил с кровати и оглядел себя, после облапал шеи и лишь в самом конце заметил на запястьях следы от укусов, да и ранки все еще кровоточили и ныли. В глазах опять плясало знакомое безумие, вот только из-за своей страшной головной боли, парень не был способен соображать и реагировать достаточно быстро. Потому в ступоре он простоял около минуты, за это же время его обидчик уже успел убежать из комнаты, а сам волк таки не заметил того обманного маневра, ему было не до этого. Немного совладав с собою и собравшись с мыслями и силами, Киба негромко зарычал и направился на запах Сениора. Все же хорошо было быть волком, обоняние его редко подводило и обычно служило очень хорошую службу. Сейчас он был и зол, и обижен, и напуган одновременно. Так же он понимал, что если не разберется со всем здесь и сейчас, то может потом недосчитаться и куда большего количества крови. Поскольку применять свои телепатические способности сейчас ему было слишком сложно (перенапряжение и мигрень), то парень на ходу перекинулся в волка, темно-серого и более, чем крупного. Так у него был шанс противостоять вампиру, при чем с завидным успехом.
Но в тоже время Киба был очень удивлен, что Сениор решил спрятаться в таком странном месте, в прочем, умом вампира не понять, так считал он.
Он вплотную подошел к дверям шкафа и глухо зарычал, скалясь всеми прекрасно заточенными зубами, при чем стал он специально напротив щели между дверцами, что  бы «враг» хорошо мог понять, что с Кибой лучше не шутить и не заливать ему о случайности произошедшего.
Такое случайно не случается, - передал он слабый, но достаточно четкий мысленный сигнал Сениору.

0

9

Сениор вжался в шкаф, но именно в ту минуту, когда волк подошёл достаточно близко, страх вампира перерос в решительность. Брови его резко сползли вниз, а глаза сощурились. Теперь Киба представлял РЕАЛЬНУЮ угрозу. Понимая, что заговорить того не удастся, да и победить физически тоже, Сениор без раздумий заблокировал свою голову от любых вмешательств, как он думал. На этот раз защита была колючей, и в случае атаки должна была причинить противнику немалый вред. Тем не менее, не смотря на всю тревожность ситуации, Сениор попытался:
- Не рычи на меня, это ни к чему!
Голос был на удивление твёрд, страха в нём не чувствовалось. Наоборот, полная уверенность в своей правоте. Но можно было прочувствовать, как дрожит его тело. Страх просто был заперт внутри, загнан насильно, но в любой момент мог вырваться наружу, обратившись в страшную панику, и тогда для вампира всё было бы кончено. Но сейчас он держался, крепился как мог, и его усилия отразились в его голосе, в словах, которые он произносил:
- Да, это была не случайность. Это инстинкт, они порой берут над нами верх! Что предупреждает тебя об опасности, заставляет принимать иную форму? Уж не инстинкт ли? Я виноват лишь в том, что он сильнее меня! Но посмотри на себя, разве тебя нельзя обвинить в том же?
Сениор из защиты перешёл в открытое нападение. Пока только словами. Он не знал, способен ли Киба в образе волка воспринимать его слова. Не знал он и того, что уготовано ему, если будет допущена хоть одна ошибка.
Пальцы сжались в кулак, напряжение возрастало. Вампир подтянул колени к телу.
- Послушай, как бы там ни было, но ты БЫЛ беззащитен! При желании я мог не просто укусить тебя, я мог высушить! И пусть мой организм не принял бы столько крови, и даже если бы меня стошнило тут же... Проклятье, Киба! У меня были все шансы тебя убить! Не обязательно этим способом! Я мог перерезать тебе глотку! НО Я НИЧЕГО НЕ СДЕЛАЛ! Я не желал тебе зла! А ты же теперь... наверняка собираешься расправиться со мной?
Он кричал, это уже было ни что иное, как самый натуральный крик. И собственный крик возбуждал в нём злобу. Вампир готов был сам зарычать, обнажив клыки.
- Так знай же, я не сдамся без боя! И прежде чем ты порвёшь меня в клочья, я окончательно сведу тебя с ума! И в твоей жизни, после моей смерти, не останется НИ МИНУТЫ покоя!
Дрожь так и била его изнутри, всё кипело, адреналин кажись, охватил его всего. Как школьник перед дракой, он готовился.
Прости...

0

10

Киба был откровенно ошарашен такой реакцией вампира, подобного он уж точно не ожидал, уж больно крутым было изменение в настроении и поведении его «соперника». Даже в волчьих глазах отразилось чистейшее недоумение и изумление, вперемешку с каким-то подобием негодования. Он больше не рычал, хотя все клыки и передние зубы были все так же обнажены в демонстрации всей боевой мощи волкодлака. Уши были плотно прижаты к голове. И вообще волк словно бы превратился в статую, выслушав до конца все то, что теперь уже кричал Сениор. Только ,как бы между прочим и на правах просто проверки, парень попробовал легонько «дотронуться» до сознания обидчика, как бы проверяя почву, а в месте с ней и возможность телепатического общения, но увы, он наткнулся на болезненно-колючую защиту. Может быть, будь он в прекрасно форме и без головной боли, то сумел бы и ее прорвать, хоть и «с кровью», но сейчас был не тот случай и пришлось просто забыть об этом и положиться только на свои физические данные. И как бы в ответ, он тоже выставил кое-какую защиту на свой мозг, но не достаточно сильную, что бы сдержать сильный напор, все же пока что у него не было на это достаточно сил. Ах как он жалел о том, что не может говорить в облике волка! Как много он хотел возразить вампиру и как много хотел от того еще узнать. Но все это оставалось только желаниями, в действительности же он ничего не мог. Особенно сейчас его возмущало то, что Сениор так уверенно утверждал, что и над ним (имеется в виду волкодлак) берут верх инстинкты.
Черт подери, конечно же, нет! Нельзя меня в этом обвинить! Я превращаюсь сознательно, что б он знал!.. но разве поймет? Нет.
Над волком брали верх не инстинкты, а его психическая неустойчивость, по крайней мере, сейчас, потому, постепенно в глазах начинал разгораться тот самый его коронный, неадекватный и страшный шизанутый огонь, в прочем, пока что парень себя контролировал, хотя бы от части. Вот только на последних словах, он как бы в ответ с громким рыком бросился на шкаф. Последний только от одного такого удара был довольно серьезно, как для старой рухляди, изувечен следами от когтей и клыков на краях створок. Но после этого, Киба, словно успокоился и отступил на два шага.

0

11

Ва!
Шкаф затрещал от удара, и вампиру показалось, что он вот-вот разлетится в щепки. К тому же не совсем устойчивый объект сильно качнуло. Сениор почувствовал, как страх весьма болезнено ударил в грудь. Противное чувство будто насмехалось над ним. Надо было срочно выбираться, внутри теперь было ещё опасней, чем снаружи, где он мог бы хотя бы предпринять попытку к бегству. Хотя, сама квартира теперь превратилась в клетку со львом, точнее с волком, надежды на спасение у него ещё были.
Удар был только один, после чего всё стихло. Сениор уткнулся носом в заднюю стену шкафа и закрыл глаза. Ему представилась картина: Киба одним мощным ударом проламывает шкаф. Вампир видит перед собой злые волчьи глаза, и прежде чем до сознания дошло, что произошло, пасть волка широко раскрывается, и... Сениор резко открыл глаза. Идея! Спасительная, на его взгляд, идея. Старый шкаф не слишком плотно прилегает к стене, и если его как следует раскачать, а затем нанести удар, можно будет выбить заднюю стенку и проскочить в небольшую лазейку, между шкафом и стеной. Лишь бы хватило сил!
Вампир быстро подскочил и начал движение в шкафу. Он пихал несчастный шкаф ногами, колотил руками, прикладывая максимум усилий. Тот, наконец, начал поддаваться. Раздался трескающий звук - так Сениор применил свою несчастную голову. Ещё несколько ударов ногами и победа над шкафом была одержана. Ему удалось! Сениор вывалился из недавнего укрытия. Но что теперь? С одной стороны открытый балкон, один, максимум два шага, и Сениор пустится в открытый полёт вниз с 4-го этажа. С другой где-то дверь в зал, но туда никак не проскочить мимо Кибы. Неужели это конец? Времени было мало, нет, его уже не было совсем. Внезапно Сениор решил, что ЛЮБОЙ его шаг всё равно станет последним, так чего ждать? И он вышел в поле зрения волка, сделав один только шаг. Прижался к стене и замер.

0

12

Шум в шкафу удивил волка еще больше. Зачем-то несчастную мебель безжалостно колотили, при чем изнутри. На какое-то время даже вся злость и негатив переплыли в плоскость любопытства. Темно-серые уши, «отклеились» от головы и развернулись, нашорошившись, а сама голова вообще склонилась на бок. Выглядело это совсем по-собачьему, когда песику показывают что-то очень забавное, а он за ним, словно зачарованный, внимательно наблюдает, пытаясь постичь природу явления, происходящего у него перед носом. Но потом все затихло и безобидное любопытство опять превратилось в осторожную наблюдательность.
Что там происходит?.. Этого вампира совершенно невозможно понят логическими путями…
И тут произошел сюрприз, где-то из-за шкафа показался сам виновник всего шума. И сюрприз состоял не в том, что он вышел на свет Божий, а в том откуда он вышел. В том направлении и с такого уже угла его встречать волкодлак не был готов. Совсем не понимаю…или я совсем отупел, или с этим вампиром что-то не так.
В любом случае ничего агрессивного пока предпринимать Киба не стал, невольно вспоминая о том, что говорил ему обидчик о том, что мог его давным-давно убить самыми, что ни на есть изощренными способами. Единственное что, голова повернулась уже так, что прямо смотреть на Сениора спокойными глазами. Еще спустя мгновение, волк неуверенно поднялся с позиции сидя и сделал полшага к вампиру.
И что дальше-то?

0

13

Сениор как-то странно глянул на волка. Так, будто хотел остановить его взглядом. Но тут же принялся внимательно изучать свои пальцы. В тот момент ему явно было не хорошо. Расцарапанный лоб, применявшийся в качестве тарана; битьё о стену шкафа оставило свой след и на коленях. Абсолютно измотанный вид. Никаких намёков на агрессию, никаких попыток убежать. Сениор смирился со своим положением, и оно перестало казаться ему столь безнадёжным. Ему показалось, что только что что-то изменилось. Нет, от Кибы по-прежнему исходила опасность, только теперь не смертельная. Вампир понял одно: волк бы давно разорвал его при желании. И если до сих пор этого не сделал, значит не всё так плохо. По крайней мере Сениору хотелось в это верить. Он предпринял очередную попытку переговоров, от которых зависела его жизнь:
- Твоя правда, имеешь полное право злиться. Я виноват и признаю это.
Он тяжело вздохнул, и тут же ссутулился, будто его чем-то придавило.
- Но я не считаю, что мой поступок заслуживает наказания в виде смерти.
И тут Сениор вновь посмотрел на Кибу. Его взгляд был пристальным, даже немного давящим. Что-то было в глазах. Укор? А может отрицание? Было очевидно, что вампир напрочь отказывается принимать факт того, что волкодлак может, и судя по всему, готов его убить. Не отводя этого странного взгляда, вампир продолжил:
- Я сдаюсь. Мне жаль, что так получилось. Прошу прощения.
Сказать, что он соврал, нельзя было никак.
- Но даже если ты решишь, что этого недостаточно, чтобы сохранить мне жизнь...
Ещё один вздох.
- То действуй, не буду препятствовать...

0

14

Ну вот, он стоит прямо перед своим обидчиком и практически пожирает того холодным, но более не бесноватым взглядом. Он наблюдал. Наблюдал внимательно, улавливая каждое малейшее изменение в выражении лица, движениях, слушал каждое слово и даже звук дыхания и биения сердца вампира. На мгновение Киба даже поймал себя на мимолетной мысли, что такое положение дел ему нравится. Перед ним извиняются, просят прощения, мало не унижаются, он просто стоит и внимательно смотрит, словно и не замечая странного взгляда Сениора, словно не внимая его словам. Но нет же, если бы сейчас волкодлака спросили, то он мог бы процитировать с точностью до интонации все только что сказанное вампиром.
Парень был спокоен и невозмутим. Это его тоже невольно удивляло. Он более не чувствовал, ни злобы, ни обиды, ни чего, вообще ничего. Ему было безразлично, да, именно равнодушие и легкая, печальная ирония заполняли нынче его истрепанную, еле живую душу.
Конечно, Киба все еще помнил, что его «враг» прежде помог ему. Может быть именно поэтому таки не убил вампира, хотя и очень хотел не так давно. Ну, а сейчас и на хорошие поступки Сениора, и на плохие ему было практически начхать. Наверное, это было жестоко и неправильно, но так было. Волк не мог изменить своего отношения к делу насильственно, оно было так и никак иначе быть не могло. Ко всему, не смотря на всю искренность «собеседника», Киба ему в упор не верил, что-то не позволяло, настойчиво утверждая, что враги всея рода волчьего ничего случайно не делают и, уж тем более, не кусают гостей. Однако, свое неверие парень оставил при себе и как только Сениор закончил свою речь, волкодлак медленно, сделал еще один шаг вперед, становясь вплотную к провинившемуся. На удивление, волк выглядел совершенно расслаблено (как-никак, а резкая смена настроений всегда была его коньком). Внимательный холодный, но лишенный всяких эмоций взгляд был направлен на лицо Сениора и упрямо его изучал. Спустя полминуты сплошного молчания и стояния статуей, волк все же подался еще вперед носом ткнувшись в ладонь вампира. И опять время замерло еще на несколько секунд, когда Киба мог выглядеть как собака, которая дает себя погладить. Но, в мгновение ока, идиллия разрушилась, а волкодлак одним единственным быстрым движением с силой укусил все туже руку Сениора. Нет, рвать ее он не стал и почти сразу отпустил, так же невозмутимо отходя назад, удовлетворенно глядя на «прокомпасированную» кисть.
Вот теперь все правильно.

0

15

Как ведёт себя человек с отключённым сознанием? Похоже ли это на сон, в котором все события происходят с тобой, но в то же время без твоего участия?
Но то, что происходило с Сениором после завершения столь односторонней беседы, было скорее имитацией полной пассивности и отключения сознания. Замри. Не двигайся. Не дыши. Как человек, страдающий клаустрофобией, оказавшийся в психиатрической больнице с отключённым электропитанием. Когда вокруг бродят психи, а ты стараешься ровно дышать, чтобы не потерять сознание, ныкаясь в темноте. Или не дышать вообще, когда мимо проходит один из них.
Сениор закрыл глаза.
Меня больше не будет. Ни в этой квартире, ни в этом доме, ни в этом городе, ни в этом мире. Я исчез. Сгинул во тьме, потеряв надежду. И доживая последние секунды в этом мире, я...
Бесконечный поток предсмертных мыслей был прерван его же собственным криком. Увлечённый сочинением предсмертной записки, которую он преподнесёт волку в качестве последнего подарка умирающего мозга, Сениор не заметил прикосновения, а значит укус был для него полной неожиданнастью.
- А-а-а-а-а!
Второй рукой быстро схватился за поколеченую конечность, ощущая, как кровь заливает руку. Его кровь, вампирская. Запрещённая. Вампирам запрещалось питаться кровью сородичей - такое поведение считалось непристойным, и заслуживало презрения аристократов. Но не смотря на это некоторые пренебрегали этим запретом. Особенно это касалось влюблённых, которые в порыве страсти хватали друг друга чем угодно и за что угодно. Так же питание самим собой является унижением собственного достоинства, а так же всех вампиров, которые находится рядом.
Вряд ли волк знал о понятиях вампиров, да и Сениору было сейчас не до этого, так что он моментально "приложился" губами к руке и начал слизывать кровь. Не для питания, но тем не менее это даже доставляло некоторое удовольствие. Что поделать - такова вампирская сущность.
Наконец Сениор поднял глаза на недавнего противника. Похоже было, что тот не собирается нападать. Сениор выпрямился. Какое-то время он молча разглядывал волка, а потом интерес в его глазах угас, сменился разочарованием, а потом и вовсе чем-то похожем на отчуждение.
- Думаю... мы квиты.
Медленно проговорил он, и в голосе его уже не было громких нот. Совсем.
- Если это всё, то думаю, ты волен уйти куда вздумается. А мне следует привести себя в порядок.
Сениор вздохнул. Между ними вновь образовалась толстая стена, ещё толще и непробиваемей, чем при знакомстве.

0

16

Хоть оно теперь все и было правильно, или хотя бы должно было так быть, однако постепенно парень начал понимать, что это вовсе не то чего ему хотелось бы. Удовлетворение присутствовало лишь первые несколько мгновений, но потом бесследно исчезло. Нет, все это было не то и не так. С другой стороны, как все сделать правильно Киба не знал, более того, даже не догадывался, хотя очень старался. Он даже в уме проецировал и моделировал все возможные варианты действия и собственную реакцию на них. И ни один из подходов не давал ожидаемого результата. Вообще. Это удручало и расстраивало. Какие-то отголоски его настроения даже можно было рассмотреть на звериной морде. Сейчас он вовсе не ощущал, что они с этим вампиром хоть каким-то образом квиты. Возможно, это волчья жестокая натура не позволяла все простить столь просто, заодно она же и закрывала глаза на сделанное некогда добро. Но потом в голове у волкодлака появилась странная мысль: может быть, ему нарочно помогли, может  быть, все это было неспроста. Судить обо всем этом было чрезвычайно сложно. К тому же, даже с такой версией он никак не мог взять в толк почему его не убили. Был ли он сам слишком жалок, что вампир даже не опустился до убийства чего-то столь низкого, а может этот самый вампир просто хотел позабавится и растянуть удовольствие? Как знать. Это все было лишь глупыми, ничем не подтвержденными, догадками.
Уйти. Да. Это было одним из наиболее верных решений ситуации. Только почему сейчас его Киба не принимал за подходящий? Вредность ли это была, обычно волку совсем не присущая? Или голос раненой гордости, которая так и не ощутила облегчения или удовлетворения от маленькой мести? А может желание продолжить пытку, вот только чью – оставалось серьезным вопросом.
Конец? Да ну…все не могло быть так просто. Почему именно, снова оставалось нерешенным вопросом.
Волк неохотно, медленно и тяжело, словно ему лет тысячу, поднялся (до этого он успел усесться) и так же с огромными трудами , кривой, колыхающейся походкой, направился к выходу из балкона. Со стороны могло показаться, что Киба изрядно избит и теперь повержено убирается восвояси. Голова была низко опущена, а уши завернуты назад и прижаты к черепушке.
Так он направлялся действительно к двери, но потом почему-то свернул и направился на кухню. Туда его повел нос, хотя за едой он охотится не стал, просто чрезвычайно устало завалился на бок под столом. Правда вот волк был столь габаритен, что спрятаться там не мог и из-под стола на половину своей длинны виднелись все конечности и даже морда.
А вообще ему опять было плохо. Парень переволновался, переусердствовал в роботе головой и нервами, посему к нему вернулась страшная головная боль, вот он и решил отдохнуть и расслабится, по возможности.

0

17

Сениор не смотрел на волка, когда тот уходил. Казалось, вампир был полностью увлечен своими мыслями. На лице его возникло тоскливое выражение, напоминающее то, которое у людей возникает при виде раздавленной машиной кошки. Спустя какое-то незначительное время, Сениор наконец очнулся. На балконе волка уже не было. Вампир знал, что не закрыл входную дверь, а потому был уверен, что гость уже ушёл. Боль в руке давала о себе знать.
Вампир быстрым шагом направился в ванную комнату, там открыл туалетный шкафчик, нашёл пару бинтов, вату и баночку календулы. Быстро сунул руку под струю прохладной воды и немного подержал. Зная, что календула помогает ранам быстрее затягиваться, он смочил ей ватку и провёл ваткой по укушенному месту. Ранка защипала. После этой процедуры Сениор перебинтовал рану. Посмотрев на перебинтованную руку, вампир глубоко вздохнул и направился в комнату. Его внезапно взяла сильная усталость - следствие стрессовой ситуации.
Проходя по короткому коридору, ведущему в маленькую комнату, Сениор остановился. Из кухни донёсся какой-то звук. Вампир прислушался - тишина. Показалось - подумал он.
Сениор зашёл в комнату и плюхнулся на кровать. Сначала он просто смотрел в потолок, думая о чём-то неприятном, затем закрыл глаза и попытался уснуть. При этом сенсорное восприятие сканеров, которое всё-ещё было активно, сообщило ему, что в доме находится ещё одно живое существо. Но в тот момент вампир не придал этому никакого значения. Наверно от перегрузки мозга, система сигнализирует о только что ушедшем волкодлаке. Пора уже прекращать всё это. С этой мыслью Сениор отключил активные сенсорные состояния и почти сразу же заснул.

P.s. вспоминаю, как надо играть. Разогреваюсь.

0

18

Отказаться от вредности оказалось делом непосильно сложным. И пусть вредность сия была весьма специфической, но все же то была хотя бы в какой-то мере именно она.
Волк тихо, почти не дыша, лежал под кухонным столом, наконец, эта беззвучность стала ему доступной в силу того, что он таки отдышался и вроде как легкие заработали в штатном режиме.
Наверное, не удержавшись и забывшись, Киба позволил себе непростительную оплошность и уснул. Будь он в своем уме, то уж точно такого не сделал бы. То ведь было верхом глупости – засыпать в доме, если не врага, то и вряд ли друга. Но…парень был психом и это все объясняло. Ведь однажды вампир его во сне уже укусил, мало ли чего могло гипотетически случиться на этот раз. Но, так или иначе, все обошлось более чем мирно, хотя бы так пока было. Сениор, кажется, вообще  не заметил того, что волк остался в его квартире. Это было, пожалуй, везением. В подобной обстановке волкодлаку удалось почти успешно отоспаться, хотя сон его длинным и не был, в любом случае, его собратья часто используют волчью систему сна: по пятнадцать минут отдыха и бодрствование, а потом еще пятнадцать минут и так далее. За эти несколько минут, на счастье, Кибе ничего не успело присниться. А когда он расчухался, то лишь полохливо дернулся, врезавшись макушкой о ножку стола. Зато это позволило быстрее вспомнить кто он, где он и зачем вообще. И то, что он вспомнил, мало понравилось ему же самому. Однако исправлять ситуацию никак не хотелось, теперь было просто лень. Вместо этого волк взялся неохотно вылизывать запястье, некогда укушенное и так и не успевшее зажить.

0

19

Сениор проснулся, посмотрел на часы. Как выяснилось, спал он совсем не долго. Вампир медленно встал с постели. В отличие от большинства своих сородичей, Сениор жил по режиму людей, спал и питался как они, несмотря на то, что вампиром не нужно человеческое питание. В целом Сениор соответствовал человеческим стандартам, а потому никто из людей без специальных усилий не смог бы заподозрить в нём не человека. Но у сородичей такое поведение сканера не вызывало доверия. Многие из них считали, что вампир должен оставаться Вампиром, даже в условиях Маскарада.
Подстраиваться под общую систему жизни сородичей Сениор категорически не хотел, за что его часто осуждали. Да к тому же изменять привычки, сложившиеся у него ещё во время первый жизни было очень трудно. Этим и объяснялось то, что вампир встал с кровати и прямиком отправился на кухню, чтобы выпить стакан воды. Он и представить себе не мог, какой сюрприз ждёт его там.
Сениор был уверен, что ему абсолютно ничто не угрожает. Всё-таки он был ещё молод, и часто забывал о бдительности. По этому все процессы защиты были отключены.
Поддерживать их постоянно могли только очень сильные вампиры, коем Сениор пока не являлся.
Вампир зашёл на кухню не ожидая увидеть там ничего необычного, по этому удивлённое выражение его лица ещё можно было как-то оправдать. А удивился вампир сильно, это было сразу заметно по расширенным глазам и открытому рту.
Что он здесь делает? Я думал, он ушёл. Или он вернулся? Что это всё значит?
Вампир был в растерянности. Растерянность быстро сменилась страхом, страх перешёл в защитную реакцию, которая выразилась в резком включении мозговой защиты. Сильная боль ударила в висок, вампир чуть было не вскрикнул, но кое-как сдержался. Глаза его сощурились. Сениор ещё не восстановил силы с предыдущего раза. Так и оставшись у входа в кухню, вампир закричал:
- Ч-что тебе здесь н-надо?! Пришёл закончить начатое?
Казалось, забыв о том, что начал-то в общем-то он сам.
- Ну всё, с меня хватит! Пора это прекращать!
С этими словами вампир дотронулся пальцами рук до лба, закрыл глаза, слегка опустил голову вниз и начал шептать что-то невразумительное, неразборчивое.
Пришло твоё время вспомнить всё! Сениор решил воспользоваться психической атакой, вызывающей у цели воспоминания о негативных моментах её жизни, страх иногда перерастающий в панику, сильную подавленность и прочие негативные эмоции. Такая атака требовала больших волевых усилий и большого количества внутренней энергии, при недостатке оной сопровождалось головной болью и возможной потерей сознания. Фактически, такая атака была не менее опасна для атакующего, чем для атакуемого. Вампир ослабил защиту, направив бОльшую часть энергии в атаку.

0

20

Киба определенно должен был понимать, да что  там – точно знать, что рано или поздно, но хозяин дома сего таки обнаружит на своей кухне собаку-переростка. И  так же ему нужно было сознаваться, что подобной находке вампир ни за что не обрадуется. Однако об этом моменте парень как-то призабыл, беззаботно, почти отчужденно, словно у себя дома, продолжая приводить в порядок переднюю лапу. Это занятие его, кажется, столь увлекло, что волкодлак окончательно потерял всякую связь с реальностью, посему, как и в случае с Сениором, никакая профессиональная система внутренней защиты у него не работала. В последнее время с этим делом он вообще себя очень халатно вел. Словом Киба вокруг себя ничего толком не замечал.
Первым признаком того, что он, наконец, заметил вампира, стала весьма занимательная попытка подскочить на месте. К величайшему сожалению, она успехом не увенчалась, а сам он с грохотом ударился загривком о столешницу стола. Это было больно и зверь даже не поскупился тихо взвыть, поспешно и несколько неуклюже выбираясь на свет Божий.
Голос вампира к добрым намереньям не располагал и это Киба понял, на удивление быстро. Хотя пока сам она агрессивно настроен не был и даже собирался быстро вернуться в человеческий облик и хоть что-то сказать, но не успел, так как заметил, что Сениор его слушать вовсе не хочет и решительно настроен выгнать незваного гостя и это еще при удачном стечении обстоятельств.
Киба не успел защитить свой мозг от внешнего влияния. И тут началось. В первые секунды волк словно окаменел, глаза стали стеклянными и пустыми, но продлилось это не долго. Сознание волкодлака моментально наводнили воспоминания прошлого, при чем все они были ужасны, страшны и угрожающи. Вот он видел посиневшее, неживое лицо состарившейся матери, умершей от хронической сердечной недостаточности. Еще тогда, когда она умерла, парень долго плакал, хотя это и было не гоже представителям его рода, еще и мужчинам. А он рыдал над почившей женщиной и продолжалась его скорбь почти месяц, месяц безраздельного ужаса и безумия. Сейчас же это набрякшее из-за начавшегося разложения лицо мелькало у него перед глазами, словно пытаясь поглотить, затянуть в кошмар наяву. Волк в ужасе отшатнулся, невесть на что скалясь. На следующей стадии все поменялось. Он все еще видел лицо матери, но потом оно начало разделять «экран» и восприятие волкодлака с лицами тех всех, кого он убил, покалечил или обратил в безумие. Они словно в калейдоскопе вертелись вокруг него, пытались ухватить ссохшимися изуродованными руками, ревели, кричали, выли, корчились от боли и тех ужасов, что некогда он им показывал, в которые он их заставлял верить. Сейчас это случилось с им самим. Но и то не было концом. Потом начали прорываться сквозь толпу образов сцены, которые он бы никогда не желал вспоминать. То были кадры, отрывки прошлого, когда он расправлялся со своими врагами, то есть теми, кого было велено убивать или еще что. Вот, кто-то совсем молодой, почти юный плачет, бьется в агонии, страшной агонии, не в силах отогнать кошмар, не в силах превозмочь видение. Его губы искусаны до крови, на лице застыла гримаса безумного ужаса, а потом он хватается обеими руками за голову и бьется ею об асфальт. А за всем этим сосредоточенно со стороны наблюдал Киба. Лет ему тогда было около тридцати и тогда еще бывали случаи, когда ему было даже интересно наблюдать, как жертвы сами себя убиват под его воздействием. Нынешний волкодлак уже не наслаждался насилием  и искренне его возненавидел, но все-таки прошлое свое брало и от того,  что он убивал сбежать  было невозможно. Сейчас Сениор волей-неволей ему об этом напоминал.
Не имея больше сил сопротивляться, волк невольно позволил ярости, страхам, ужасам и ненависти,  что излучали его воспоминания, завладеть им самим. Но тут уже просчитался вампир. Будь Киба психически здоров, то его атака определенно возымела бы немалый успех, но волкодлак был безумен и уже давно, а кошмары прошлого преследовали его далеко не первый год, потому последующая реакция была чистой агрессией, гневом и злобой.
Волк громко толи взвыл, толи что-то прорычал и бросился на вампира со звериным оскалом. И пусть сейчас Кибой управляло подсознание, но и его способности к психическим атакам были не слабее осознанных, а может даже сильнее. Уже в прыжке, волк словно хищно усмехнулся и, не щадя себя самого, со всей силой ударил своим же кошмаром по защите Сениора, старательно пытаясь ее пробить. Ко всему он был уверен, что ему это удастся. Он был старше, опытнее и совершенно бесконтролен к тому же, посему силу мог не сдерживать и это было его превосходством. Сейчас Киба хотел не просто атаковать, он хотел поделится своим кошмаром с обидчиком. На самом деле это даже не было атакой в чистом виде, а некой странной попыткой защитится, избавится от всего того, что сейчас заполняло его голову и пытало сознание.

+1

21

В первые секунды атаки Сениор ничего не видел, не слышал и не замечал. Считывать информацию с памяти волка и в то же время вызывать воспоминания было не под силу молодому вампиру. По этому он мог только догадываться, что сейчас происходит в голове волкодлака. Сениор не был убийцей по своей натуре. Он бы не стал убивать, если бы ему отдал приказ кто-то ниже ранга советника Главы, и то совершил бы вынужденное убийство с глубоким отвращением к самому себе. Приходилось ли ему убивать? Нет. Сениор везде и всегда искал гуманные способы разрешения проблемы. Но не в этот раз. На этот раз им руководил страх и недовольство. Смешавшись, эти чувства вылились в психическую агрессию. И результат, к которому она могла привести, подразумевал под собой вероятное уничтожение противника, задавленного собственной болью и переживаниями. Если вовремя не прекратить такую атаку, она приведёт к летальному исходу. И вампир знал это. Знал, но не думал о такой возможности. Он просто использовал её, наплевав на возможный результат.
Всё вроде шло нормально, но вдруг что-то "извне" вмешалось в процесс. Сениор наморщил лоб, веки его сильно сжались. В голове Сениора проплыло несколько расплывчатых образов - воспоминаний. При чём вампир знал, что эти воспоминания не его. Затем всё пропало. И внезапно появилось вновь - более чёткое, кричащее, ужасающее. Похоже, их мысли, ощущения слились в одно целое, теперь и вампир и волкодлак чувствовали и видели одно и тоже. Вампир отшатнулся, отступил назад. Резко одёрнул руку ото лба, замахал обеими руками перед собой, будто пытаясь отгородиться от чего-то неощутимого.
Я никогда не совершал ничего подобного, всегда уходил от заданий на убийство, умудрялся отмазаться от начальства, уговаривая их заменить задание на более простое. Да, я добывал кровь, и даже убивал животных, но чтобы такое... Это не правда! Не может быть правдой! Как мог ты оказаться таким?..
Вампир чувствовал интерес волка к убийствам, даже некоторую степень наслаждения кровопролитием, мучениями жертвы. Но в то же время чувствовал нежелание, горечь, ненависть к этим действиям. Всё это было так странно, так неестественно. Всё, чего вампир не хотел принимать, во что отказывался верить. Он не хотел знать ни о смертях, ни об убийствах. Не хотел видеть, чувствовать.
Пора это прекратить! Это надо прекратить!
Подумал он снова, но на этот раз на счёт своей атаки.
Надо разорвать эту связь!
Голова гудела. Кровь пульсировала, в висках стучало. Боль пронзала его мозг, будто по нему прошлись когти оборотня.
Сениор с ужасом распахнул глаза, стал резко, порывисто дышать, глотая воздух. Первым, что он увидел, был звериный оскал, направленный на него. Было ясно, что волк прибег к физической силе, а против неё Сениору было нечего поставить. Паренёк был плохо развит физически. Да и состояние его сейчас было плачевным. Единственное, что успел сделать Сениор - поставить руки перед собой с согнутыми локтями, закрывая лицо.

0

22

Киба, в отличии от своего нынешнего соперника и не думал останавливаться. Он с головой тонул в черной, тягучей воде, сотканной из отчаянья и страха. Вот только сейчас у него был шанс отомстить за столь подлую, пожалуй, и безжалостно-жестокую атаку со стороны вампира. Из-за этого странного, инстинктивного желания он даже забыл о том, что вроде как довольно давно уже сам себе обещал, что будет избегать насилия. Но ведь он был безумцем, а значит, подобные обещания сдерживать было не обязательно, да и слишком сложно, в данном случае это ему могло стоить и жизни. Вот он и защищался, даже если это значило нападать.
Волк ощущал, что таки преодолевает защиту Сениора, чувствовал, как поток его воспоминаний перетекает в вампира и так же чувствовал отвращение оно к тому, что ему показывали.
Оно и не удивительно. Да, это ужасно, это отвратительно, неподобающе, ужасно… Но что ты можешь знать?!! Как ты смеешь трогать мои воспоминания!
Теперь это была истерика, замешанная на гневе и волкодлак себя более не контролировал. Вот он таки приземлился на недруга, валя того наземь, так как приземлится уме удалось не как иначе, как лапами на грудь Сениору. В это же время челюсти несознательно таки с лязгом сомкнулись на предплечье вампира, сжимая все крепче и крепче явно желая раздробить кость, что с лучевой даже прокатило.
И вот чудо! Вкус крови, напомнив лишний раз о прошлом, заставил волка быстро отпустить руку Сениора и во все той же истерике отшатнуться, неуклюже падая на пятою точку, а после и вовсе перекатываясь немного набок, одновременно принимая человеческий облик.
На вампира смотрели ошалелые, безумные и в тоже время напуганные, мало не слезящиеся синие глаза, а сам паренек нелепо сидел, упершись обеими руками в пол для удержания более-менее вертикального положения. Он часто, прерывисто дышал ртом, продолжая, не моргая, смотреть вперед себя.

0


Вы здесь » ..::Children of the darkness::.. » ♠Квартиры жителей города » Квартира Сениора


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC